Зов божества.Нганасанская сказка.

Вот  эта готовность матери отдать сына, обещанного в жертву , очень   озадачивает. Можно, конечно, с умным видом сказать: в те времена  дикие племена  не так ценили жизнь и верования были    очень сильны. Человеческие жертвоприношения были нормой поведения. Хм,это-то ,пожалуй ,и так, да кто ж его точно-то знает? А?  Как и что мы можем заключать о жизни  и нравах  тех  давних и далёких  людей…Впечатление  неохватности чуждого менталитета, непостижимости   культуры    «диких»племён    как-то очень  резко дошло до меня   после прочтения  «Летучего голландца».

историю про Кифундри. Ладно, будем считать, что в игре в бисер,  на этой бусинке   пересекаются нити    узоров  двух  сказок. Мать с ужасом ждала    когда сыну исполнится  семь лет, о ,эти семь лет!По мне, вроде бы рано для инициации, тем более, что пацану  предстояла чисто  смерть. Если  в случае с Кифундри  можно ещё как-то   напрячь воображение и  предположить что  изгнание из дома  и   длительное курощение  людоеда  — рНо вернёмся к ритуальным жертвоприношениям. Есть нганасанская сказка, настолько пронзительная, что у меня до сих пор  сил нет   нарисовать  к ней  картинку, рука не поднимается.  Содержание такое: отец семейства     добывал рыбу  и его  поймал дух воды. Однако забирать не стал, а отпустил с  требованием, чтобы  ребёнок, который должен был вскоре родиться в  семье  рыбака,   был посвящён ему и отдан по первому требованию. Мать всей душой и сердцем  воспротивилась. Она никак не могла даже мысли допустить  отдать  долгожданное дитя. Родился мальчик. Для матери он был всё.  Потом родилась девочка(хм-м…как-то уж очень  состав семьи напоминает   итуал…а давайте не будем. Да ну её, эту инициацию, это же просто слово, которое  и объясняет и запутывает  дело.

Вернёмся к нганасанам. Мать постоянно твердила что  сына не отдаст. Но вот и роковой год. Водяной   дух   явился  и  потребовал  своё. Женщина ведёт на озеро маленькую дочь и толкает в воду. Дух воды   убивает ребёнка, но взъярённый подменой  обещает  устроить конец света

….Сын(ах, откуда мне знать мысли  семилетнего мальчика)  тихонько убегает из дома и идёт на озеро. Чувство долга?  Самогипноз? Зов божества? Он ушел! Ушёл и выполнил своё предназначение. Такие дела. Дела, дела, дела, как говорим мы- боконисты.

У нганасан, которых мы как-то так огульно  считаем чукчами  и  представляем  их  вобщем-то как анекдотических недотёп, у них есть записанные собирателями фольклора такие  мощные  сказки, что  по силе и убедительности  сюжетов и  чувств не уступают  Толкиену.Картинка была нарисована не по этой сказке,а  как иллюстрация к  Кастанеде. Есть там момент,когда  карлос идёт сквозь чёрную  ледяную воду  и сам не знает  зачем идёт.