Читая классиков

Про   то, что в школе я получила сильную неприязнь к русской классике я уже говорила  и с грустью повторю: детские впечатления очень сильны. Я влёгкую глотала Диккенса томами, но не могла без тоски думать об Островском — обязательная программа.

Ну вот, недавно   раздобылась  двумя томами Лермонтова. Долго  ходила вокруг и не решалась: кто его знает этого героя нашего времени — в детстве он был явно лишним для меня человеком, а…сейчас…?

Наконец решилась. Что ж. Язык изумительный. Литературный, богатый, выразительный. Характеры очень живые, достоверные, особенно у главного героя -на ррредкость тяжёлый и скверный характер, скажу я вам. Но я буквально за три-четыре  повести запуталась в интригах. Множество женщин и непонятные отношения, мне всё время хотелось пролистать эту интриганскую возню…Мэри, Нина…кто ещё..Бэла.. ?Все женщины  как-то слились в одну, которую герой хочет  обольстить и  отвергнуть….

Вобщем, фиаско. Про полном понимании, что такого богатого языка поискать читать не смогла: не заходит. Такие дела.

Нарисовать что-то…хм, знаете товарищи, я на этот счёт щепетильна. Я даже отдалённо не представляю как одевались военные и штатские тех давних времён. А  светские дамы…? Вообразить это невозможно. Значит -смотреть в энциклопедии — ХХА!- как эти костюмы изображали художники, а  откуда они взяли свои  данные?- из картинок других художников…глухой телефон — и это не мой путь.

Роспись стен литературной гостиной

Герои не нашего времени

  фреска в кабинете литературы

Флирт

  Как-тодовелось мне расписать  «литературную гостиную»-дали мне книжечку с мелкими картиночками и предложили сочинить   своё видение эпохи. Борзой рукой я накатала что-то этакое  —  обобщённое-обобщённое. Но, запросто могу предположить, что и тут   наваляла ошибок. Картинка за деньги, что тут ещё объяснять.

А сама по себе я очень не люблю изображать одежду. Моды  переменчивы, детали и аксессуары  ужасно отвлекают от основной идеи картинки, перетягивают внимание. А я – за простоту и прямолинейность. Поэтому я бестрепетно рисую людей  без одежды. Например, картинка про шар.

иллюстрация к Хармсу

Я вынул из головы шар

Картинка есть, нонсенса – завались, смысл передан -и никакой возни с одеждой. Просто и прямо. Но это Хармс. А Лермонтова  зарубать в таком стиле я всё ж таки постесняюсь, хотя…хотя, приколитесь: единственная  прямая иллюстрация, которую я нарисовала, читая Лермонтова. Итак, цитата: «такая горничная подобна  крокодилу на дне светлого американского колодца». Изумительная  фраза и можно рисовать  крокодила. Да, не морочить себя людьми с их странными одеждами и взаимоотношениями, а просто и праведно: крокодил. На дне колодца. Как мне его жаль: как выбираться-то будет?

Аллигатор

На дне